Новое - это хорошо забытое старое
<<<       >>>

Высказывания о государстве, обществе и религии
известных людей двадцатого и двадцать первого столетий
(продолжение)

Мариэтта Тиграновна Степанянц (родилась в 1935 г.)

«К ортодоксам относятся те, кто с помощью религиозных догм отстаивает необходимость сохранения общественного статус-кво, тем самым стремясь к консервации средневековых социально-экономических и политических институтов. Этими противниками социального развития являются прежде всего представители феодальных кругов и наиболее реакционной части духовенства.
      <...>Неприятие ортодоксами любых общественных перемен, а тем более новых интерпретаций религиозной догматики, объясняет их фанатичную ненависть к научному знанию, к философии, рассматриваемых как недопустимое, греховное свободомыслие.
      <...>Безусловно, «восточные» религии оказывали тормозящее воздействие на ход общественного прогресса. Но это справедливо и применительно к другим вероучениям, в том числе к христианству: консерватизм присущ любой религиозной идеологии.»

Мариэтта Тиграновна Степанянц (родилась в 1935 г.)
— советский и российский философ, историк философии. Доктор философских наук (1974), профессор (1983), заслуженный деятель науки России (2002).

«Опыт истории убеждает в том, что общество не может развиваться без периодических переделов собственности и власти, без изменения прав и обязанностей граждан. Подобные перемены происходят, как правило, либо естественным, эволюционным путем, либо путем насильственной революции. При этом первый путь, бесспорно, предпочтительнее второго, но второй в силу стечения многих обстоятельств часто становится неизбежным, и ответственность за такой сценарий развития событий ложится в основном на власть, которая в идеале должна оптимизировать процесс общественного развития, но далеко не всегда способна это делать.»

<В царской России в начале двадцатого века> «крестьянин одновременно труженик и мелкий собственник, монархист и бунтарь, верующий и атеист<...>»

Станислав Васильевич Тютюкин (родился в 1935 г.)
— советский и российский историк. Доктор исторических наук (1983 г.), профессор (2006 г.), сотрудник Института российской истории РАН.
Портрет папы римского Франциска (родился в 1936 году)

«Я бы хотел видеть бедную церковь для бедных людей.»

«Я каждые 15 дней звоню в молодёжную тюрьму в Буэнос-Айресе, чтобы немного поговорить с заключёнными.»

«Мне больно, когда я вижу, как страдает человечество, а при этом христиане только рассуждают о философии, богословии и духовности.»

Франциск (Хорхе Марио Бергольо, итал. Francesco, исп. Jorge Mario Bergoglio) (родился в 1936 г.)
— 266-й папа римский, первый в истории глава Римско-католической церкви из Латинской Америки, архиепископ Буэнос-Айреса и примас Аргентины, иезуит.

«Система устроена таким образом, что в <современной> России, прежде всего в экономике, нет спроса на грамотного человека. Откуда вдруг возьмётся качественно образование, если пределом мечтаний молодого человека является карьера чиновника и депутата, а не инженера или писателя. При всех своих недостатках, советское общество призывало к созиданию, а современное российское – к потреблению.
       Деградирует общество – деградирует и культура. Колоссальное социальное расслоение в России – это вселенский позор страны, сделавшей однажды в своей истории космический шаг навстречу прогрессу.»

«<...>чем громче тот или иной деятель искусств заявлял раньше о своей преданности идеям Октябрьской революции, тем сильнее он перекрасился с приходом капитализма. <...> Господствует неискренность и двурушничество.»

Юрий Владимирович Назаров (родился в 1937 г.)
— советский и российский актёр театра и кино. Народный артист Российской Федерации (2005).
Ректор МГУ Виктор Садовничий

«Глубокоуважаемый Вадим Владимирович! Примите от меня лично и от имени коллектива Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова самые искренние поздравления с открытием первого в России памятника <русскому царю> Ивану Грозному – основателю города-крепости Орел! В истории государства Российского именно <царь> Иван IV стал одним из символов российской государственности, а время его правления вписано золотыми страницами в историю нашей Родины.»

Виктор Антонович Садовничий (родился в 1939 г.)
— ректор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова с 1992 года. Советский и российский математик, академик РАН. Президент Российского Союза ректоров. В советское время в МГУ Виктор Садовничий был комсомольским активистом и членом партийного комитета КПСС.
Итальянский журналист Джульетто Кьеза (1940)

<В 90-тых годах двадцатого столетия> «Разрыв между богатыми и бедными увеличивался повсюду, но особенно быстрыми темпами он рос в развивающихся странах и в странах Центральной и Восточной Европы, преимущественно на пространстве бывшего СССР. Эти данные красноречиво свидетельствуют, что в так называемых «развивающихся» странах, даже когда речь идет об экономическом росте, ВВП не распределяется среди населения. Отмеченный экономический рост вовсе не означает снижения уровня бедности. Наоборот, речь, скорее, идет об обогащении подавляющего меньшинства, которое зачастую непосредственно связано с западной экономической и политической элитой и которое перекачивает в западные банки миллиарды долларов, украденных у остального населения.»

«Без государства с его институтами нельзя гарантировать безопасность. Без налогов нет государства. Без налогов нет образования, здравоохранения, социальных гарантий. Без налогов нет демократии. Без общественного мнения, без демократии, без гражданского общества нет законности.»

Джульетто Кьеза, итал. Giulietto Chiesa (родился в 1940 г.)
— итальянский журналист, писатель и общественный деятель.
Хорст Херманн (1940)

«Христианство<...> было главным врагом нравственного прогресса в мире.»

«Детский сад, используемый в качестве места религиозной и культурной борьбы. Дети в детском саду, среди которых распространяется религия, не способны сопротивляться этому.»

Хорст Херманн, нем. Horst Herrmann (родился в 1940 г.)
— немецкий социолог, юрист, писатель. Профессор Университета Мюнстера, бывший священник Римско-католической церкви, критик церкви.

«Когда навязчивые иллюзии появляются у одного человека, это сумасшествие. Когда они появляются сразу у многих, это религия.»

«<...>стоит доказать, что ненависть носит религиозный характер, и она уже не рассматривается как ненависть.»

«Когда меня спрашивают о моих атеистических убеждениях, я всегда с удовольствием отвечаю, что собеседник сам является атеистом в отношении Зевса, Аполлона, Амона Ра, Митры, Ваала, Тора, Одина, Золотого тельца и Летающего Макаронного Чудища. Просто я добавил в этот список ещё одного бога.»

Ричард Клинтон Докинз, анг. Clinton Richard Dawkins (родился в 1941 г.)
— английский ученый-этолог, эволюционный биолог, писатель.
Дэвид Гланц (1942)

<...>«есть исторические события, “стертые” или скрытые от <российской> общественности по политическим или идеологическим причинам. Большинство из этих, как я их называю, “забытых сражений” были военными поражениями <Советского Союза во Второй мировой войне> - слишком позорными для предания огласке или угрожавшими репутации знаменитых современников.
      <...>Для меня эти “забытые сражения” важны прежде всего тем, что правда о них прольет свет на забытые жертвы сотен тысяч солдат Красной Армии, которые до сих пор числятся “без вести пропавшими”. Я сам бывший солдат и считаю, что это тягчайшее преступление перед этими солдатами и их близкими.»

«Сегодня, когда в США лозунг “мы больше не станем изучать войны” остается одним из основополагающих принципов “политкорректности”, люди, затвердившие этот лозунг, зачастую более склонны с легкостью начинать войну, не задумываясь о последствиях. И наоборот: если война становится необходимой (как часто бывает при пресечении агрессии), как раз люди, исповедующие данный принцип и не изучающие войну, вести-то ее с неизбежностью и не смогут - или окажутся ее жертвами.»

Дэвид Гланц, анг. David M. Glantz (родился в 1942 г.)
— американский военный историк, специалист по истории Второй мировой войны 1939—1945 гг., писатель.

<...>«в России нельзя демонстрировать свое безразличие к Православию, которое веками благословляло и освящало царскую власть. Это был необходимый инструмент управления огромной Империей<...>»

«Русский тот<...> кто неустанно помнит: ты для России, только для России! Кто верит в Бога, кто верен Русской Православной Церкви: она соединяет нас с Россией, с нашим славным прошлым».

Александр Николаевич Боханов (родился в 1944 г.)
— российский историк, монархист.

«Я считаю отделение государства от религии огромным шагом в прогрессе цивилизации.»

Герхард Шрёдер, Герхард Фриц Курт Шрёдер, нем. Gerhard Fritz Kurt Schroder (родился в 1944 г.)
— германский политик, государственный деятель. Федеральный канцлер Германии в 1998—2005 гг.
Фото 1981 года Патриарха Московского Кирилла

«А кто такие были славяне? Это варвары, люди, говорящие на непонятном языке, это люди второго сорта, это почти звери. И вот к ним пошли просвещенные мужи, принесли им свет Христовой истины и сделали что-то очень важное — они стали говорить с этими варварами на их языке, они создали славянскую азбуку, славянскую грамматику и перевели на этот язык Слово Божие.»

«<...>религия для жизни современного человека необходима как воздух<...>»

«Самое страшное, чтобы верующий не стал практически атеистом<...>»

«У Церкви не бывает легких времен, потому что Церковь всегда на страже Божественной истины.»

«Перед нами пример Петра, идущего по волнам, побеждающего закон тяготения, и утопающего в тот момент, когда он перестает верить<...>»

Патриарх Московский Кирилл, Владимир Михайлович Гундяев (родился в 1946 г.)
— епископ Русской православной церкви (РПЦ); с 1 февраля 2009 года — патриарх Московский и всея Руси. Есть сведения о том, что Владимир Михайлович Гундяев, возможно, был секретным сотрудником КГБ СССР (агент "Михайлов").
Актер Юрий Кузнецов

<Ответ Юрия Кузнецова на вопрос: «Что вас огорчает больше всего?»> «Лицемерие, неискренность, ложь, корысть. Неумение дружить.»

«Не говорить никогда резких слов, даже в пылу гнева. Мама мне при встрече однажды рассказала услышанную кем-то притчу о том...
      ...отец просил сына вбить в забор гвозди, а потом снять их. Показывая на отверстия от гвоздей, отец сказал: «Вот так и при ссоре. Пусть даже ты и попросил прощения, а след от сказанной грубости все равно остается»
.

Юрий Александрович Кузнецов (родился в 1946 г.)
— советский и российский актер театра и кино. Заслуженный артист России.
Историк Никитин Николай Иванович (1946)

«...телесными наказаниями за малейшую провинность и побоями, приводившими порой к тяжелым увечьям, «насильства» <царских> воевод и «начальных людей» над рядовыми служилыми не ограничивались. Широкое распространение получили, например, вымогательства взяток. Их давали за зачисление на освободившееся в гарнизоне место, для своевременного получения жалованья, для освобождения от обременительных «служб» и просто «в почесть». Удобной статьей дохода стало заключение подчиненных по ложному обвинению в тюрьму для «вымучивания» денежных подношений или кабальных записей на якобы данные в долг деньги. Воеводы и «головы» заставляли служилых работать в своем хозяйстве, обсчитывали их при выдаче жалованья.
       У торговых и промышленных людей воеводы вымогали взятки особым способом: задерживали выдачу разрешений на промысел и ставили тем самым перед угрозой не попасть на место охоты вовремя<...>
       «Приказные люди» и воеводы разоряли жителей Сибири ростовщичеством и спекуляцией, не останавливались перед прямыми грабежами и насилиями. От их притеснений страдало и служилое, и неслужилое население, и русские, и «иноземцы»<...>
        Даже такая форма, не слишком часто встречавшаяся в рассматриваемое время форма социального угнетения, как превращение свободного человека в холопа, распространилась за Уралом не только на коренное население, но и на русских<...>
        Уже некоторые дореволюционные исследователи приходили к выводу, что в притеснениях сибирских «иноземцев» воеводской администрацией «выражалась не племенная вражда, а алчность».

«Воинский промысел» понимался казаками <в XVI-XVII вв.> очень широко: к нему относили и военное наемничество, и набеги для отгона скота у соседей-кочевников, и походы на турецкие и персидские владения за «зипунами» и «ясырём». В том же ряду находился грабеж послов и купеческих судов, случавшийся особенно часто на Волге. Откровенно «разбойные» действия вольного казачества тем очевиднее, чем дальше в глубь веков приходится заглядывать, отсюда вполне логичный вывод некоторых исследователей о том, что на заре своей истории казачьи (или, если угодно, протоказачьи) ватаги практически ничем не отличались от просто разбойничьих».

«Сильно обострились отношения с Москвой у вольного казачества (прежде всего донского) в правление Бориса Годунова. Добиваясь покорности казаков, он нанес им весьма чувствительный удар: запретил под страхом смертной казни въезжать в «русские» города и объявил блокаду Донской земли. Недовольство казаков вызывало и строительство Годуновым в непосредственной близости к Дону новых крепостей. Это во многом и предопределило активную поддержку казачеством самозваных претендентов на российский престол во время Смуты начала XVII в.».

«<...>перспектива стать одним из привилегированных сословий Российского государства <по царскому указу от марта 1721 г. функции по управлению казачьими войсками были переданы Военной коллегии> была для казачества отнюдь не самой худшей из возможных.
     Альтернативой ей была судьба так называемых некрасовцев - казаков, ушедших в 1708 г. при подавлении Булавинского восстания с атаманом Игнатом Некрасовым на Кубань, подвластную в то время Турции. Вначале их было около 2 тыс. семей, в дальнейшем численность некрасовцев возрастала за счет новых беглецов. Все они стали послушным орудием в руках Турции и Крыма. Турки и татары не вмешивались во внутренние дела некрасовской общины, но жестоко пресекали попытки казаков покинуть ее в ответ на неоднократные предложения российских властей получить прощение и вернуться на прежние места обитания. Вместе с кубанскими татарами некрасовцы совершали опустошительные набеги на саратовские, царицинские, пензенские, симбирские, нижегородские, воронежские земли, а также на территорию Войска Донского. Эти акции сопровождались сожжением селений, массовыми убийствами мирных жителей или их угоном и продажей в рабство, причем на родном Дону некрасовцы зверствовали не меньше, чем на других территориях»
.

Николай Иванович Никитин (родился в 1946 г.)
— советский и российский историк. Специалист по истории русского феодализма.
Историк Черкасов Пётр Петрович (1946)

«Мария Антуанетта <королева Франции (1774-1789), жена фрацузского короля Людовика Шестнадцатого, закончившая свою жизнь в 1793 году на гильотине> была отнюдь не единственной, кто беззаботно швырял на ветер собранные с налогоплательщиков деньги<...> не она несет главную ответственность за финансовый кризис накануне революции. Он <Стефан Цвейг, автор книги «Мария Антуанетта»> мог бы сказать о вопиющих злоупотреблениях сборщиков налогов - откупщиков, о процветавшем тайном казнокрадстве и «официальном» расхищении казны за счет выплаты многочисленных пенсий и субсидий. При Версальском <королевском> дворе процветали синекуры - хорошо оплачиваемые должности, не связанные ни с какими реальными обязанностями, пенсии, субсидии, королевские «дары» и т. д. В предреволюционные годы младший брат короля граф д’Артуа получил из государственной казны 23 млн. ливров на покрытие своих долгов; 1 200 тыс. ливров было выплачено графине де Полиньяк на те же цели; граф де Гиш получил 100 тыс. из государственных средств на приданое дочери; герцог де Ноай помимо обычного жалованья получал ежегодную пенсию в 1 750 тыс. ливров. Примеры такого рода можно было бы продолжать и продолжать. Ежегодно на выплату ничем не заслуженных пенсий праздной аристократии расходовалось 28 млн. ливров. Многомиллионных затрат потребовало участие Франции в Войне североамериканских колоний за независимость (1775-1783). В целом же финансовый тупик, в котором оказалась страна в 1787-1788 гг., свидетельствовал о полной экономической несостоятельности Старого порядка. Это было одним из ярких проявлений глубоого кризиса, завершившегося революционным взрывом.»

Пётр Петрович Черкасов (родился в 1946 г.)
— советский и российский историк. Специалист по истории Франции и российско-французских отношений XVIII—XX веков. Член-корреспондент РАН (2016)
Историк Евгений Викторович Анисимов (1947)

«Идеология Московского государства во многом была построена на изоляционизме, и поэтому на всякий переход границы без разрешения государя, на любую связь с иностранцами смотрели как на измену, преступление. Причем было неважно, что эти действия могли и не вредить безопасности страны или власти государя. Сам переход границы был преступлением. Заграница была «нечистым», «поганым» пространством, где жили «магометане, паписты и люторы», одинаково враждебные единственному истинно христианскому государству – «Святой Руси».

«Проблема пола государя (государыни) в XVIII веке оказалась очень острой – ведь более 70 лет на престоле сидели преимущественно женщины. Общественному сознанию того времени присуще противоречие: общество, с одной стороны, весьма низко ставило женщину как существо нечестивое, неполноценное и недееспособное, но, с другой стороны, должно было официально поклоняться самодержице. Женщина, да еще незамужняя или вдовая, на священном престоле русских царей – тема неисчерпаемая для «непристойных» и непристойных без кавычек разговоров, за которые людей тащили в сыск, резали языки и ссылали в Сибирь.»

«История взаимоотношений церковных и сыскных органов отражала то положение, в котором находилась в самодержавной России православная церковь: она была превращена в государственную контору, покорную служанку самовластия, полностью подчиненную самодержцу. Священник рассматривался властью как должностное лицо, которое служит государству наряду с другими чиновниками. Священнослужители действовали как помощники следователей, увещевали и исповедовали узников, а потом тщательно отчитывались об этом в Тайной канцелярии. Обычно роль следователей в рясе исполняли проверенные и надежные попы из Петропавловского собора.»

«Светская власть не считалась со священным статусом монастырей и относилась к ним как к тюрьмам, ссылая туда преступников, часто больных и искалеченных пытками<...>
      Но и сами священники становились жертвами политического сыска: их арестовывали, пытали, казнили, как и любого из подданных государя. Монашество, ряса, клобук, епископский посох, преклонные года и общепризнанная святость не спасали даже высших церковных иерархов от дыбы и тюрьмы..»

«Борьба с магией как видом государственного преступления <в России> опиралась на нормы Уложения 1649 г. и Артикула воинского 1715 г. Эти законы определяли как строго наказуемые три общие разновидности таких преступлений, которые в принципе подлежали ведению духовного суда — церковной инквизиции, но в России, учитывая доминирующую роль государства в церковных делах, этим занимались светские органы власти. Во-первых, преследовалось всякое колдовство (чародейство, ведовство, идолопоклонство, чернокнижие), а также заговоры своего оружия, намерение и попытки с помощью «чародейства» нанести кому-либо вред. В основе этого отношения к оккультным действиям лежала вера в Бога, а значит, и в дьявола, договор с которым законодатели признавали недопустимым, но вполне возможным. В Артикуле воинском об этом говорится как о вполне известном, давно установленном факте: надлежит сжечь того, кто вступил в договор с дьяволом и этим «вред кому причинил». Значительно облегчалась участь чародея на суде, если судьи выясняли, что он хотя и связан с нечистой силой, но не имел «обязательства с сатаною ни какова» и тем самым не принес вреда ЛЮДЯМ.
      Во-вторых, наказаниям подлежали различные виды богохульства, т.е. хулы на Бога как в виде колдовского обряда (обычно включавшего в себя надругательство над христианскими святынями), так и в виде просто хулиганских действий какого-нибудь пьяницы или озорника в церкви. К подобным надругательствам относились случаи бытового (матерного) богохульства, непристойные слова о деве Марии, церкви, богослужении. Преступлением считались попытки прервать службу, нанести ущерб святыням, иконам и т.д. За такие преступления полагалась смертная казнь, телесные наказания и часто заточение в монастыри. В-третьих, политический сыск защищал православие от язычников, раскольников, богоотступников, пресекал совращение православных.»

Евгений Викторович Анисимов (родился в 1947 г.)
— советский и российский историк, доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского Института истории Российской Академии наук.

«Переход общества от примитивности к цивилизации — это одновременно и переход от отношений равенства и первобытной (примитивной) демократии к отношениям господства и неравенства, подавления и подчинения.»

<Средневековое арабское> «государство<...>— это ксенократия, т. е. владычество этнически чуждого элемента.»

«Предвестником гибели государства и цивилизации является роскошь. Влияние роскоши на государство и общество противоречиво, неоднозначно. В начальный период существования государства роскошь «увеличивает силу государства<...> Но в дальнейшем роскошь начинает играть всевозрастающую отрицательную роль. «Цивилизованные люди» (являющиеся одновременно «государственными людьми») становятся слабыми (вспомним, что они нуждаются в наемниках для своей защиты)<...> Стремление «государственных людей» к роскошной жизни (наряду с расходами на наемную армию, которая является частью государства) приводит к росту дороговизны и в конечном счете к разрушению экономики, ибо в «это время в государствах вводятся все новые подати в связи с умножением расходов»

Александр Александрович Игнатенко (родился в 1947 году)
— советский и российский исламовед, доктор философских наук.
Российский писатель Михаил Веллер (род. в 1948 году)

«Нет таких преступлений, которые не совершались бы ради власти. Убивали отцов и матерей, детей и братьев, своих людей без счета и чужих без меры. Вожди, цари, султаны и императоры понимали толк и вкус в этом деле. Шнурок на шею, камень в воду, голову на плаху и яд в стакан. Большая власть всегда стоит на крови - явной или тайной: чем выше к вершине пирамиды - тем беспощаднее конкуренция.
        Но и на нижних уровнях - доносы, связи, подсидки и посадки. Всегда в избытке желающих занять место самого мелкого начальничка.
        При этом достаточно понятно, что счастья власть не приносит. Она подобна скорее наркотику, чем лакомству: привыкание наступает быстро, и наслаждение обладанием тотчас сменяется разнообразными муками: страх потерять, трудность удержать, необходимость соблюдать массу процедур и выполнять кучу часто неприятных обязанностей<...>».

Михаил Иосифович Веллер (родился в 1948 г.)
— советский и российский писатель.
Валерия Новодворская (1950-2014)

«Мне крупно повезло, с точки зрения любого совка, желающего выйти в люди; ИНЯЗ <Московский институт иностранных языков имени Мориса Тореза> был элитарным вузом, который открывал дорогу к советской мечте (коммунистическая мечта на ее фоне была просто праздником духовности): к работе за бугром, к возможности иметь "капусту", привозить шмотки, к престижному браку. В ИНЯЗ мог попасть простой смертный (в 1968 году еще мог), без всяких связей; просто брали "наверх" за способности. Вот в МИМО <Московском институте международных отношений> этот номер уже не проходил, туда "черная кость" и "кухаркины дети" попасть не могли. Воспитанная на бесклассовом идеале парижских коммунаров, моих больших приятелей (несмотря на клятву сокрушить коммунизм) - и тогда, и теперь, я и не подозревала, что принадлежу к "кухаркиным детям"<...> Мои родители принадлежали к скромной касте служилой интеллигенции, зарабатывали гроши, и до моих 16 лет мы жили в полубараке на сваях, в гнусной коммуналке, в одной комнате втроем, при печке, но без ванны и горячей воды<...> Я была одета скромно до неприличия, у меня не было ни мехов, ни драгоценностей, ни цветных лаковых сапог, ни брючного костюма. Все вокруг меня окончили спецшколу, у большинства были машины, дачи, огромные номенклатурные квартиры.»

«К 19б8 году КГБ <Комитет государственной безопасности СССР> уже позволял себе роскошь не карать за мыслепреступления. Оруэлловская классическая ситуация была сильно разбавлена приватной леностью и попустительством. Саблезубая большевистская кисанька наелась, и больше в нее не лезло. Вы могли тихо ненавидеть систему, и ничего. Суть этой тихой и «гуманной» эпохи «застоя» лучше всего выразил прокурор на процессе Сергея Ковалева где-то в семидесятых: “Нам все равно, какие у человека мысли. Главное — это то, чтобы он не высказывал их вслух”.»

Валерия Ильинична Новодворская (1950-2014)
— российский политический деятель, диссидентка, правозащитница, писательница, одна из лидеров партии «Демократический союз».

«Мы <театральные деятели России> очень разобщены, мне кажется. Мы достаточно мало интересуемся друг другом. Но это полбеды. Главное, что есть такая мерзкая манера — клепать и ябедничать друг на друга.»

«Cловами о нравственности, Родине и народе, и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели. Не верю я этим группам возмущенных и обиженных людей, у которых, видите ли, их религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены.»

«<...>прав был Лев Николаевич Толстой, который говорил, что не надо соединяться с властью церкви, иначе она начинает не богу служить, а власть обслуживать. Что мы в большой степени и наблюдаем <в современной России>

Константин Аркадьевич Райкин (родился в 1950 году)
— советский и российский актер театра и кино. Народный артист Российской Федерации (1992), руководитель московского театра «Сатирикон», профессор.

«Мое впечатление: вся история России, русского народа вернее, держалась на энтузиазме этого самого народа. Уходили сначала на Русский Север от Москвы, как говорили: “от татарского закона на византийской позолоте”; потом — Сибирь, потом — Америка<...>»

«<...>они <русские первопроходцы Сибири> старались скрывать всё заново открытое. И явным уже становилось всё очень поздно. И были клятвы промышленных <русских первопроходцев Сибири> между собой. И есть такие косвенные сообщения, что пытали их в избах пыточных, потому что они всё таки не говорили, где они были. Потому что сказать, это значит там будет острог, там кончится свобода. Надо уходить дальше...»

Олег Васильевич Слободчиков (родился в 1950 г.)
— советский и российский писатель. Филолог.

«Авторитарный режим <в современной России> пытается воспитать инициативных рабов.»

«школа все больше превращается в место, где дети и педагоги мешают администрации работать с документами.»

Евгений Александрович Ямбург (родился в 1951 г.) - советский и российский педагог и общественный деятель, заслуженный учитель России.

«Это офицеры <Владимир Путин говорит о российских шпионах, высланных из США в 2010 году>, отказавшиеся от своих родителей. Они даже не могут приехать на похороны своих родителей.»

«Вся моя работа в органах Внешней разведки СССР была связана с нелегальной разведкой. И я знаю, что это за люди. Это люди особые, особого качества<...> Это люди особых убеждений.
      Отказаться от своей текущей жизни, отказаться от своих близких, от родных; посвятить свою жизнь служению отечеству не каждый может. Это могут только избранные<...> Это уникальные люди.»

      <Возникает вопрос: эти “люди особого качества” отказываются от своих родителей, близких и родных по собственной инициативе или их принуждают к этому другие “уникальные люди” ?>

«Сегодня конкуренция за человека, за душу, за внимание молодых особенно, очень большая, мне кажется, сумасшедшая. Интернет дает возможность одним кликом добраться куда угодно. Главным путеводителем в этом безбрежном море информации могут быть только морально-нравственные принципы, которые вырабатываются в семье, прежде всего, на основе чтения. Чем классика хороша? Она хороша тем, что всегда интересна, она - о вечных ценностях, о фундаментальных ценностях человека.»
      <Интересно, а каковы морально-нравственные принципы «людей особого качества», отказавшихся от своих родителей?>

Владимир Владимирович Путин (родился в 1952 г.)
— советский и российский государственный и политический деятель, действующий президент Российской Федерации. Юрист. Сотрудник КГБ СССР (в 1977—1991 гг). Владимир Путин окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета и Высшую школу КГБ СССР

«ВУЗы <высшие учебные заведения в современной России> превращаются в казармы.»

«Бюрократизация убивает образование < в современной России>

Олег Николаевич Смолин (родился в 1952 г.)
— российский политик, общественный деятель, педагог. Доктор философских наук, член-корреспондент Российской академии образования.
Астролог Павел Глоба (1953)

<...>«через <фаворитку русского царя Александра Второго Екатерину Михайловну> Долгорукову происходило лоббирование интересов за деньги. Коррупционные сети, которые плели те, кто стоял за спиной <...> Екатерины Михайловны, ширились, усложнялись, в них были вовлечены даже великие князья. Сотрудничество с ними оказалось очень выгодным благодаря введенному при <царском> дворе принципу неподсудности высокопоставленных царских родственников. Как только следствие приводило к кому-то из великих князей, дело тут же закрывалось. Такая порочная традиция началась именно в царствование Александра II, до него ничего похожего не было. Но прижившись в государстве, коррупция и со сменой строя никуда не делась, пустив свои корни и в советское время. Буйным цветом она цветет и по сей день.
       <...>Влюбленный царь <Александр Второй Романов> не глядя подмахивал бумаги, закрывал глаза на любые махинации. Гниль взяточничества и мздоимства просочилась во все министерства и ведомства, в конце концов разложив и погубив династию Романовых. Рыба, как известно, гниет с головы. Беспредел при <царском> дворе служил дурным примером для остальных: если им там, наверху, можно, то почему нам нельзя?»

« Возьмем 1914 год <год начала Первой мировой войны>. Какой, по свидетельству современников, наблюдался в стране <России> вдохновенный подъем патриотизма! Целые толпы записывались добровольцами в действующую <русскую> армию, но коррупционные схемы, действовавшие в <царском> правительстве, быстро погасили благие порывы. В 1915-м многие уже жалели о проявленных патриотических чувствах.»

«Ученые — такие же люди, как и все остальные, им есть что терять, а «сотрудники в штатском» умеют быть на редкость убедительными. В какой-то момент в недрах разведок, видимо, решили, что открытое признание нетрадиционного взгляда на мир способно нести угрозу национальной безопасности. Именно поэтому спецслужбы, стоящие на страже интересов политиков и большого бизнеса, и приняли исключительные меры. С некоторых пор паранормальные явления исследуются только в секретных лабораториях, обнесенных колючей проволокой. Виднейшие ученые массово отказались от своих убеждений, объявив разработки в области оккультных знаний бесперспективными. Но на самом деле многие из них вынужденно участвуют в заговоре молчания.
      <...>Подвергнув паранормальные явления шельмованию, осмеянию и запрету, спецслужбы, по сути, остановили развитие науки.»

Павел Павлович Глоба (родился в 1953 г.)
— советский и российский астролог, историк.

<В Византии> «к VII столетию постепенно происходит слияние светского и религиозного. Церковные установления входят в число государственных предписаний. Каноническое право сливается с уголовным, предосудительное с моральной точки зрения становится уголовно наказуемым. Официальная позиция: самое лучшее — воздержание, любовь должна быть направлена исключительно к Богу. Однако империя не хотела оставаться совсем без подданных и солдат, поэтому супружеская любовь допускалась, но идеалом брака был переход к братско-сестринским отношениям после появления потомства, так называемый «белый брак».»

Сергей Аркадьевич Иванов (родился в 1956 году)
— российский историк-византинист, филолог. Доктор исторических наук.

<В октябре 1905 года среди черносотенных погромщиков> «антисемитские настроения были весьма ощутимы. Черносотенцев возбуждали слухами о глумлении, учиненном инородцами над русскими национальными и религиозными святынями. Молниеносно распространялись леденящие душу рассказы о сожженных храмах и поруганных иконах<...>
      Впоследствии выяснилось, что все слухи о поджогах были ложными. Причем единственный документально установленный поджог христианского храма в с. Семеновки Черниговской губернии был осуществлен явно не евреями. При расследовании дела об этом пожаре полицейский урядник засвидетельствовал, что «поджог церкви был произведен злоумышленниками с целью именно вызвать погром». Частично оказывались вымышленными рассказы об уничтожении царских портретов. Но наглядное опровержение их почти никогда не останавливало толпу. <...>Вместе с тем надо учитывать, что участники митингов и демонстраций под лозунгом «Долой самодержавие» не имели намерений щадить атрибуты монархической власти. Сбрасывались императорские вензеля, крушились портреты венценосца и бюсты его царственных предков. Кое-где собирали деньги «на гроб Николаю II». Все это вызывало сильное раздражение консервативных слоев населения.
      После погромов следственным органам не удалось доказать, что символы царской власти уничтожались исключительно нерусским населением. Имеется ряд прямо противоположных сведений. Так, в Иваново-Вознесенске черносотенцы потребовали у большевика В.Е. Морозова снять шапку перед царским портретом. В ответ В.Е. Морозов назвал царя сволочью, прострелил портрет и убил двух портретоносцев и сам был избит до полусмерти. Феноменальная физическая сила позволила В.Е. Морозову выжить, но с больничной койки он отправился прямо на 10-летнюю каторгу.»

Сергей Александрович Степанов (родился в 1956 г.)
— советский и российский историк. Доктор исторических наук, профессор кафедры политических наук РУДН.

<На Нюрнбергском процессе (1945—1946) — судебном процессе над главными военными преступниками Второй мировой войны (1939—1945 гг.) > «впервые предстала эта машина уничтожения, как общегосударственное дело. Не как дело от каких-то отдельных маньяков, негодяев, садистов, выродков, а как общегосударственное и общенародное дело <фашистской Германии> – вот что они <судьи Нюрнбергского трибунала> тогда показали. До конца осмыслить это не удалось, но они первыми это сформулировали. Это была государственная политика, государство было преступно. Это было сформулировано – это очень важно.»

<В середине семидесятых годов двадцатого века советский> «Санаторий <«Дубовая роща» на Северном Кавказе, в городе Железноводске, известном своими минеральными водами> был для начальства, поэтому все друг друга знали, встречали и провожали друг друга в соответствии с занимаемой должностью. Разница в служебном положении ощущалась во всем. Скажем, обитатели люксов сдавали анализы без очереди, а сеансы массажа у них были подлиннее.
      Пожалуй, единственным свободным от чинопочитания был я — как лицо в ту пору очень молодое и неноменклатурное.
      <...>все лечившиеся в санатории начальники в упор не замечали одного из отдыхающих, немолодого уже человека<...> И не потому, что он никому не был известен. Совсем наоборот. Его-то знали все и каждый! Но, встретив его в столовой или на дорожке, ведущей к источнику минеральной воды, те, кто постыдливее, отводили взор и заговаривали с женой, остальные равнодушно скользили по нему взглядом, даже не делая попытки поздороваться.
      Одинокий отдыхающий находился в опале. Это было страшнее, чем проказа. Решительно никто не желал оказаться рядом с ним даже в лифте или тем более сесть за один столик. А вдруг кто-то доложит о странном интересе к опальному политику? О чем это он с ним говорил? Подсел к нему… Прогуливался вместе… А зачем? Уж не группа ли сколачивается, может быть новая политическая оппозиция? Это что же, вызов генеральному секретарю <ЦК КПСС Леониду Брежневу>? И все, и конец карьере…
      В роли санаторского прокаженного пребывал Александр Николаевич Шелепин, недавний член политбюро <ЦК КПСС>. Бывшего комсомольского вожака, бывшего председателя КГБ, бывшего главу комитета партийно — государственного контроля, бывшего секретаря ЦК и заместителя председателя Совета министров СССР перевели — словно в насмешку — на незначительную должность во второразрядное ведомство.»

Леонид Михайлович Млечин (родился в 1957 году)
— советский и российский журналист, историк, писатель, публицист.
<<<       >>>
Главная страница
Некоторые факты российской истории